Психология

Настало время поговорить о самой тёмной и малопонятной стороне верёвочного бондажа: о психологии.

Задумайтесь: почему вам нравится бондаж? Независимо от того — верхний вы, или нижний. Что конкретно привлекает вас в бондаже?

Эстетика? Вам нравится как лежит на человеке верёвка, или как верёвка оплетает конкретно вашу грудь? Но ведь внешнего эстетизма можно достичь и обычной одеждой. Да и одной лишь эстетики верёвки недостаточно для того, чтобы ощущать себя бондажистом. Голая эстетика — это скорее фетиш, верно? Значит, есть что-то ещё. Что?

Вас привлекает обездвиженность, беспомощность связанного человека? Да, это пожалуй, уже ближе. Такую причину к фетишизму уже и не отнесёшь, а значит, она более весомая, более настоящая.

Но попробуем двинуться ещё чуть дальше: а почему вам нравится когда ваш партнёр обездвижен? Или почему вам нравится когда вы беспомощны перед партнёром и находитесь полностью в его воле? И, помня о том, что мы разговариваем об эротическом бондаже, почему всё это так крепко связано с сексом?

Ответ прост, хотя для многих и неожиданен. Причина — страх перед сексуальностью.
Держу пари, в этом месте половина читателей (мужчины, конечно) будет сильно возмущена: «Мы, доминантные альфа-самцы, ничего и никого не боимся! Что за вздор!»
А вместе с тем подумайте — не испытываете ли вы затруднений с выражением своих чувств? Не предпочитаете ли вы лишний раз промолчать, вместо того, чтобы сказать понравившейся вам женщине о том, как она вам нравится? Скорее всего, вы интровертны, верно?

Между прочим, та же самая картина и у нижних. Разница с верхними лишь в том, что верхние предпочитают искать решения сами, а нижние доверяют поиск решения другим.
Более того, картину можно и ещё расширить: страх секса присущ не только бондажистам — не думайте, что мы одни такие (убогие, или продвинутые — зависит от точки зрения). И даже не одни лишь садомазохисты страдают этим э-э… не скажу «недугом», поскольку присуща эта черта — страх перед противоположным полом — абсолютно всем. Подчёркиваю: всем. Абсолютно.

Мы, мужчины и женщины, слишком разные, слишком отличаемся друг от друга. Мы по-разному думаем, по-разному чувствуем, даже видим одно и то же — и то по-разному. И мы же, такие разные, отчаянно друг в друге нуждаемся. А страх перед принципиально непонятным, которое нельзя сломать, которое нельзя забыть — очень человеческая черта.
И разница между нами — садомазохистами, бондажистами и прочими лишь в том, каким конкретным образом мы с этим страхом справляемся.

Вы обращали внимание на то, насколько распространен в ванили стереотип принижения женщины мужчинами? Все эти «пилотки», «соски», «тёлки» и прочие пренебрежительные поименования — ни что иное, как психологическая защитная реакция. Если невозможно понять женщину, необходимо её унизить. Униженное не пугает мужчину.
Женщины ровно таким же образом обращаются с мужчинами, только способы у них несколько отличаются. «Мужики — козлы», «ты — тряпка», «я отдала тебе лучшие годы». Если мужчина непонятен, то пусть он будет виноват, пусть оправдывается. Оправдывающийся не страшен женщине.
Все способы личного, интимного, взаимодействия мужчины и женщины — суть способы преодоления страха перед таким непонятным противоположным полом.

Но почему бондаж? И — как?
Давайте разбираться.

Сейчас я нарисую психологический портрет бондажиста, затем детализирую его до двух — верхнего и нижнего, а затем посмотрим что изо всего этого следует, какие практические выводы и рекомендации.

Первое: очевидно, бондажиста принципиально не устраивают общепринятые способы взаимодействия с противоположным полом. Бондажиста не устраивает постоянное глухое противостояние, выражающееся в более или менее демонстративном пренебрежении противоположным полом. В противном случае он не был бы бондажистом, верно? Он бы спокойно реализовывался через «пилотки» и «мужики — козлы».

Второе: бондажист свои взаимоотношения с партнёром выражает в действиях. Не в словах, не в декларациях, не в демонстрациях, а в конкретных действиях: взять, поднять, перенести, положить.

Третье: во взаимоотношениях с партнёром (в течение сессии) бондажист существует в рамках психологического шаблона «родитель-ребёнок». По такому шаблону один партнёр («ребёнок») беспомощен, безответственен, полностью зависим от другого. Второй партнёр («родитель») внимателен, заботлив, обладает неограниченной властью.

Важно: в психологическом шаблоне «родитель-ребёнок», реализуемом посредством бондажа, «родитель» непременно добр. В бондажной сессии практически нет места воздействиям, психологически связанным с наказаниями: порка, шлепки, строгий, обвиняющий тон. Для «родителя» есть и другой паттерн поведения, свойственный как раз флагелляционным, спанкерским и дисциплинарным сессиям: строгий родитель. Два этих паттерна антагонистичны и, вступая в сессию, в которой предполагается использовать как бондаж, так и активные воздействия, необходимо заранее знать что именно будет лейтмотивом сессии, а что — вспомогательным элементом.
Поскольку это пособие посвящено бондажу, то для нас, верхних-бондажистов, важен паттерн «добрый родитель». Это — то, в чём нуждается бондажный нижний.

Построение сцены
Психологические портреты бондажной пары верхний-нижний приблизительно обрисованы. Какие практические рекомендации можно из них извлечь?

  • Верхний, входя в сессию, должен быть абсолютно готов ко всему. Вы — родитель. Вы не имеете права обмануть доверие ребёнка. Вы не имеете права не справиться с затруднением, если оно возникло. Вам нельзя паниковать, нельзя испытывать видимые затруднения.
    Самый простой способ добиться чувства полной уверенности в своих силах — заранее спланировать ход сессии. Не поленитесь обдумать заранее как вы в неё войдёте, что будете делать в её ходе, как будете из неё выходить. В том числе — и в экстренных случаях. Обдумайте несколько вариантов течения сессии. Обдумайте несколько вариантов входа и выхода. Обдумайте как сократить сессию, если это понадобится. Обдумайте как её продлить, если что. Проиграйте сессию в уме несколько раз, отрепетируйте её заранее. Это не значит, что нужно выстроить чёткий лапидарный план и ни на шаг от него не отступать. Чем больше вариантов вы обдумаете, тем легче и увереннее вы сможете импровизировать в ходе сессии. Ваш нижний ждёт от вас именно лёгкости и уверенности. Не разочаруйте его. Подготовьтесь.
  • Не забывайте о том, что вы — родитель. Отнеситесь к нижнему, как к собственному ребёнку. Со всем вниманием и заботой, на которые вы способны. Всегда помните о том, что ваш «ребёнок» абсолютно беспомощен без вас. Всё, что он может — чувствовать. Остальное — на вас. Полностью на вас. Если ваш «ребёнок» чихнул — как минимум, вытрите ему нос. А ещё лучше, параллельно с этим, постарайтесь понять почему он чихнул, отчего, какие могут быть для него последствия, как их избежать и как устранить причину во избежание повторения.
  • Заранее поставьте нижнего в известность о том, что во время сессии ему можно всё, что захочется. Смеяться, плакать, болтать, молчать, пробовать обвязки на прочность, обустраиваться в них поудобнее. Абсолютно всё. Он — «ребёнок», он делает всё, что придёт в голову. Ограничить его так, чтобы он был в состоянии сделать лишь то, что нужно вам — ваша задача, не его.
  • И «родитель», и «ребёнок» — роли. На них нужно настраиваться. Вы удивитесь как легко войти в роль, если с самого начала сессии у «ребёнка» связаны руки. Нижнему так тоже гораздо легче. Руки связаны — всё, роли разделились, сессия началась.
  • Очень большое значение играют взгляды. Если вы не прирождённый актёр, вам может быть затруднительно войти в роль под наблюдением нижнего. Завяжите нижнему глаза. Теперь вас никто не видит и вы свободно можете быть каким угодно. Более того, так и нижнему проще. Если вы и не завяжете ему глаза, то, скорее всего, он закроет их сам: он не только беспомощен, но ещё и не ориентируется в окружающем мире; он — «младенец».
  • В бондажной сессии очень важен тактильный контакт. «Ребёнок» общается с «родителем» на прикосновениях, на ощущении родительских рук. Вы умеете общаться с кошками? Вы умеете успокаивать животных руками? Именно так вы и будете взаимодействовать с нижним.
  • Вам может сильно помочь музыка. В ситуации, когда блокируется большинство каналов взаимодействия с окружающим миром, слух начинает играть очень большое значение. Именно музыка поможет вам задать общую эмоциональную канву сессии.
  • Во время сессии вам придётся самостоятельно определять к чему готов ваш нижний, а к чему — нет. Если вам потребуется от него обратная связь, задавайте простые, короткие вопросы, на которые можно ответить «да», или «нет». Необходимость формулировать и выражать мысль выбьет вашего нижнего из роли и вернуться обратно ему будет очень затруднительно.
  • Во время сессии не стоит разговаривать резко и громко. До тех пор, пока ваш нижний не вошёл полностью в состояние «ребёнка», обстановка должна быть спокойной, умиротворяющей. После того, как вхождение в роль получилось, одна из ваших задач — не спровоцировать выпадение из неё.
  • Как только настроитесь на взаимодополняющие роли, вы почувствуете, что можете сделать с нижним всё. Что нет ничего запретного. Нет ничего непристойного или неприличного. Не пугайтесь инцестуальных аллюзий — ваш «ребёнок» взрослый.
    Если нижний полагает, что у вас нет права на всё, значит, вы ошиблись и взаимной настройки не произошло.
    Если вы входите в сессию лишь для того, чтобы вам было всё можно — к сожалению, вы не верхний-бондажист. Не стоит и начинать.