Вниманию читателей. За прошедшее с 2004 года время данный материал устарел и представляет собой ценность более историческую, чем практическую.
Если вы хотите учиться, приходите на ближайший семинар (artbondage.ru) — это будет куда полезнее и познавательнее.

Взяться за написание этого пособия меня заставили многочисленные вопросы «Как это делается?» от знакомых и друзей.
Казалось бы, ответить на такой вопрос проще простого: взять, да и показать. Ну, я и показывал. Мне не жалко, смотрите на здоровье. А попутно ещё и объяснял, как вяжется вот эта обвязка, почему здесь уместен вот такой узел и зачем вообще всё это надо.
Но, как оказалось, демонстрации и объяснений совершенно недостаточно, потому, что когда я показываю, люди смотрят не на технику исполнения, не на материалы, не на расположение узлов, а на всё сразу. Потому, что им красиво на это смотреть. И по результатам демонстрации получается “Классно!”, “Мы тоже так хотим!” и “Как же это, всё-таки, делается?”
Короче говоря, я подумал-подумал и решил написать пособие, не пособие, но, как минимум, подборку советов. Чтобы любой желающий мог заглянуть в неё, когда у него что-то не получается, и убедиться, что не получается не у него одного. И что он не один такой косорукий, или кривоглазый, или вообще умственно отсталый. Какими эпитетами я вознаграждал себя, покуда учился связывать, я вам не скажу. Пусть они останутся моей тайной и охраняются моими авторскими правами, а вы себе сами придумывайте.

Итак, приступим.
О чём вообще здесь идёт речь?
Если вы читаете эти строки, то, скорее всего, имеете представление о том, что такое бондаж. А также о том, что такое японский бондаж, или шибари. Если же слова “бондаж” и “шибари” вам незнакомы, то лучше закройте это пособие. Оно научит вас плохому и ввергнет в извращённую пучину садомазохизма.
Да-да, именно садомазохизма. Потому, что бондаж – это садомазохистская практика. Бондажом называется ограничение подвижности вообще и связывание в частности. В зависимости от того, чем ограничивается подвижность, бондаж подразделяется на стил-бондаж и роуп-бондаж.
Стил-бондаж (от англ. steel-bondage) – это наручники, кандалы, цепи, клетки и прочая миленькая атрибутика пенитенциарных заведений.
Роуп-бондаж (от rope-bondage), или верёвочный бондаж, осуществляется, как понятно из названия, при помощи верёвок. Или верёвочек. Или канатов, или шнурков, или бинтов, или декоративных ленточек. Словом, при помощи таких штук, которые могут завязываться в узлы, узелки и узелочки.
Существует ещё бондаж при помощи колодок (такие деревяшки, которыми пользовался дядя Том в своей хижине), или при помощи пищевой плёнки, или при помощи гипса. Это всё – тоже виды бондажа, поскольку все эти развлечения связаны с ограничением подвижности. Называются они по-разному, но в данном пособии это неважно. Пусть про них расскажет кто-то, кто напрямую их практикует. У него получится куда лучше, чем у меня.
И ещё. Ограничение подвижности посредством удара по голове – это не бондаж. Это, в лучшем случае, хулиганство, а в худшем – нанесение тяжких телесных повреждений.

В общем и целом, что такое бондаж стало понятно. Во всяком случае, я на это надеюсь. А что такое шибари?
Шибари – это собственное название одного из подвидов верёвочного бондажа. Пришло это название из Японии, откуда, собственно, и происходит этот вид бондажа. Иными словами, шибари – это бондаж по-японски.
Для того, чтобы вязать шибари, вовсе не обязательно говорить по-японски, или практиковать бондаж в кимоно, или делать себе пальцами узкие глаза, или надевать на лоб повязку с иероглифом “усердие”. Японский бондаж отличается от м-м… как бы сказать… от европейского бондажа несколькими очень характерными особенностями.

Особенность первая заключается в том, что японский бондаж очень декоративен. Неважно, связываете ли вы человека для того, чтобы проделать над ним какие-то извращённые действия, или для того, чтобы выправить ему осанку, или для того, чтобы он красиво лежал в углу, создавая вам интерьер. Независимо от цели связывания, шибари выглядит декоративно. Или, если уж совсем грубо сказать, шибари выглядит очень аккуратно.
Сравнивая примеры шибари и европейского бондажа, создаётся впечатление, что европеец куда-то очень торопился. Верёвка намотана кое-как, конечности привязаны к чему попало, и вообще всё выглядит сделанным на бегу между офисом и спортзалом. Европейцу не интересно как он связывает. Ему интересно для чего он это делает, почему он это делает, и сколько времени всё это займёт, потому что с минуты на минуту у него должна быть важная встреча.
Японец же никуда не торопится. Так уж получилось, что это вообще характерная японская черта. Японцу всегда интересно как именно он делает ту, или иную вещь. Поэтому даже завязанные шнурки у японца выглядят как профессиональная дизайнерская работа. А если учесть, что японцы издревле используют везде, где только можно, шнурки, верёвочки и завязочки… В общем, можно себе представить что именно японец умеет сделать из связывания. Глядя на японский бондаж, видно, что человек, который вязал эти обвязки, приложил к делу не только руки и фантазию, но и недюжинное эстетическое чувство. Видно, что никуда этот человек не спешил. Что каждый виток клал обдуманно, что ни один узелок не завязан просто так.
Впрочем, вполне возможно, что я идеализирую японцев. Даже наверняка идеализирую. Ведь не может быть такого, что им известна какая-то Великая Тайна, которая недоступна нам, да? Во всяком случае, мы попробуем разобраться с этой Великой Тайной и научиться связывать так же эстетично, неторопливо и обдуманно, как истинные сыны Ямато.

Вторая особенность японского бондажа формализуется несколько чётче. Это уже не эфемерная эстетика и не область субъективных ощущений. Вторая особенность заключается в том, что в японском бондаже человек привязывается к самому себе.
Понимаете о чём я?
В японском бондаже вы не увидите связывания крестом на кровати, когда каждая рука и нога привязана к своему углу. В шибари человека не растягивают в разные стороны, а, наоборот, собирают в кучку. Руки и ноги фиксируются сперва друг к другу, а потом к торсу. Или же, если есть причины оставить ноги по отдельности (а такие причины, согласитесь, иногда возникают), то друг к другу привязываются только руки, но ноги всё равно так, или иначе фиксируются к торсу. Конечно, правило это работает не всегда, но в подавляющем большинстве случаев. Знаете почему? Попробуйте угадать: подсказка скрыта в этом абзаце.
Догадались? Правильно: у японцев нету кроватей. Точнее, сейчас-то уже есть, но традиции, из которых родилось шибари, складывались задолго до того, как Япония начала европеизироваться.
Традиционный японский интерьер по нашим меркам весьма скуден и при этом очень функционален. К чему можно привязать человека в комнате, в которой есть только стены, ширмы, маленький столик, циновки, да переносная жаровня? Ни к чему. Только к самому себе. Да и за пределами жилого пространства то же самое. Зачем заботиться какими-нибудь столбами, когда можно связать руки заломленными за спину, а сложенные по-турецки ноги привязать за щиколотки, например, к поясу? Нужен лишь хороший кусок верёвки. И всё.

Третья особенность японского бондажа перекликается с первой. Обвязки в шибари всегда вяжутся таким образом, чтобы подчеркнуть сексуальность модели. Обвязка может очерчивать гениталии. Или выпячивать грудь. Или же человек может быть связан в нарочито эротической позе. В любом случае, японское свзывание характерно тем, что помимо функциональности и эстетики, оно сильно эротизированно. Вы не забыли, что шибари – это эротический бондаж? Ах, да. Я же об этом ещё не сказал. Так вот: шибари – это эротическое связывание. Сделайте особую пометку в своих конспектах: если модель вас не возбуждает, то лучше найдите другую модель. Хотя, возможно, именно вам удастся создать изумительную эротическую композицию с участием человека, к которому вы равнодушны.
Возможно.
Но, надеюсь, вы извините меня, если я скажу, что очень слабо в это верю.

Ну как? Удалось мне создать у вас впечатление, что шибари – это очень сложно, и вообще не для средних умов? Скажу по секрету: именно к этому я и стремился. Я таким образом пытаюсь продемонстрировать вам своё превосходство. Потому, что я – гений. И искусство японского бондажа доступно лишь гениям, а прочим надлежит взирать на нас с неподдельным восхищением и уважением. Надлежит преклоняться перед нами и возносить нам хвалы, и оказывать всевозможные почести, и…

Вам кажется, что это шутка?
Вы правы. Это шутка.
На самом деле, ничего особенно сложного в шибари нет. При желании и определённой настойчивости можно научиться всему этому и безо всяких пособий. А уж с пособием – и подавно. Скажу вам по секрету, я сам так учился. Совершенно самостоятельно, глядя на выложенные в интернет фотографии с различных бондажных сайтов. Строго говоря, то, что я делаю, нельзя назвать шибари. Я не перенимал каких-то особенных традиций, меня не обучали Мастера Верёвки. Но как-то так получилось, что я связываю и люди, которые это видят, называют мои работы шибари. Возможно, я работаю в какой-то особенной традиции, но сам того не знаю. Более того, если мне вдруг скажут, будто мои работы традиционны, я удивлюсь не меньше того героя Мольера, который узнал, что всю жизнь разговаривал прозой. Я просто копировал те обвязки, которые видел в разных местах, и со временем научился делать своё. Короче говоря, называть мои работы шибари нельзя, но как-то по-другому их называть затруднительно. Поэтому давайте сделаем вид, что мы – настоящие японцы, а значит, чего бы мы ни накрутили с помощью верёвок, это будет самый настоящий японский бондаж. Согласны? А за это в конце пособия я приведу список интернет-ресурсов, которые помогли мне научиться тому, о чём я расскажу вам.

Если вы ещё не передумали, то…
Поехали!
(и махнул рукой)