бондашлюхи

скандал в благородном семействе
Месяц назад на сайте fetlife.com профессиональная бондаж-модель Марика Горгона, опубликовала открытое письмо о случившемся с ней инциденте. На бондажном мероприятии, проходившим под влажным девизом WET, партнёр сунул в неё палец, чем сильно шокировал и возмутил. Правда, экшена Марика не прервала и принесёнными извинениями удовлетворилась. На год.
Год спустя, предоставив себя таким мастерам, как Нака Акира и Ягами Рен и став таким образом известной бондаж-моделью, Горгона вспомнила о пальце. Вспомнила, сочла принесённые год назад извинения недостаточными и написала своё открытое письмо.

There was a photo of Ms Marika Gorgone associating closely with Yagami Ren during the process of their joint work. Two years later it was qualified as private by the owner and removed from everywhere.
Марика Горгона в процессе сотрудничества с Ягами Рен. Place des Cordes, 2015.

Скандал вышел громкий, Горгона сделала себе паблисити, репутация бондажиста оказалась сильно подпорчена (https://fetlife.com/users/856858/posts/2917093).
По итогам этого скандала я собирался было написать небольшую статью о предсессионных умолчаниях и даже использовал его на своих семинарах как иллюстрацию разницы подходов “что не запрещено то разрешено” и “что не разрешено то запрещено”. Статья, впрочем, осталась ненаписанной: женщина не стала останавливать мужчину и обвиняет его в том, что результат ей не понравился — большое дело! Есть о чём огород городить.
Но история, как известно, имеет свойство повторяться. В виде фарса.

все счастливые семьи счастливы одинаково
Буквально на днях подобное же открытое письмо опубликовала петербургская бондаж-модель. Правда, и аудитория открытого письма оказалась поплоше, и скандальная ситуация пожиже — не палец сунули внутрь, а сосок облизали снаружи — но в остальном всё как под копирку: могла остановить, но не остановила; извинения приняла, но потом решила, что маловато будет. Года, правда, не прождала — всего несколько дней: паблисити нужно прямо сейчас.
И это было бы смешно, если бы это не было гомерически смешно: петербургская школа копирования подчистую метёт всё, копирует даже мутные скандалы. Впрочем, определённая польза есть даже в этом: повтор скандала в фарсовой ипостаси направил мои мысли несколько в ином направлении. Я задумался над количеством людей, переживающих за облизанный сосок.

я привыкаю к несовпаденью
Бесспорно, злоупотребление беспомощностью — зло. И всячески лапать модель, пользуясь тем, что она не может сопротивляться — категорически непорядочно, хотя и довольно приятно.
Но. Конечно же, есть “но” и весьма серьёзное. Кто-нибудь заметил?
Во-первых, с чего бы это мы переживаем за девушку, которая не может сопротивляться, когда на самом-то деле она очень даже может. Но не хочет. Согласитесь, это несколько меняет ситуацию. Я бы даже сказал, в корне её меняет. В обоих открытых письмах открытым текстом сказано: “я решила не прерывать сессию”. Ну, решила так решила. Но с чего тогда этим барышням сопереживать-то? Ты сам этого хотел, Жорж Данден. Тем более, что есть и во-вторых.
А во-вторых, надеюсь, все обратили внимание, что речь идёт не просто о профессиональных моделях. Речь идёт о бондаж-моделях. Что делает ситуацию куда интереснее и в определённом смысле печальнее.

буди урода
В последние годы со всех сторон педалируется: бондаж — это верёвки, верёвки — это шибари, шибари — это красиво висящие красиво замотанные красивые женщины.
Вот только всё не совсем так. И даже совсем не так.
Бондаж (bondage) в дословном переводе с английского языка — рабство, зависимость, крепостное состояние, подневольность, подвластность. Кто-нибудь видит здесь слово “верёвка”? Я не вижу. То есть, несомненно, верёвка — это инструмент, с помощью которого запросто можно обеспечить и зависимость, и подневольность, и все прочие значения слова “бондаж”. Но всё таки бондаж — это не красивые женщины, красиво висящие в верёвках. Бондаж — это подневольность. Которую переживает красивая женщина в верёвках. Или красивая женщина в клетке. Или красивая женщина в колодках. Или даже некрасивый мужчина в ящике.

некрасивого мужчину вынимают из ящика - и он тоже бондажный нижний. как и Бутч с Марселласом Уоллесом. не SSC, но сути это не меняет. (Криминальное чтиво, 1994)
некрасивого мужчину вынимают из ящика — и он тоже бондажный нижний. как и Бутч с Марселласом Уоллесом. не SSC, но сути это не меняет.
(Криминальное чтиво, 1994)

А переживание подневольности, зависимости — это, в том числе, переживание злоупотребления беспомощностью.
Ну и кто бы мог подумать в последние годы, что вот именно-то засунуть палец в беспомощную женщину, пользуясь её беспомощностью — и есть бондаж, подневольность. Что облизать сосок, пользуясь беспомощностью женщины — и есть бондаж, зависимость. Раньше мы это знали. Ого-го как знали. Но в последнее время на бондаж-сцене стало слишком много шибари.

жапанизмы
Во-первых, японцы очень хорошо умеют читать символы. Во-вторых, в Японии запрещена порнография. В сумме получается так хорошо знакомая нам хентаи-цензура. Маленькая черточка поперёк вздыбленного мужского полового органа превращает вздыбленный мужской половой орган в отсутствие такового. Кто-нибудь видел — здесь только что был огромный хуй? Нет-нет, никто не видел, что вы, при детях-то! Мозаика стыдливо прикрывающая проникновение в вагину делает проникновение в вагину отсутствием проникновения. Закрывающая промежность тряпочка заставляет вообще забыть о существовании промежностей. Остаются символы. Символ проникновения, символ промежности, символ вздыбленного хуя. Которые отлично читаются японцами.

вы не видите здесь то, что видите
вы не видите здесь то, что видите

Но куда менее отлично эти символы читаются неяпонцами. И старательно копируя всё японское, неяпонцы искренне считают, что если хуй не видно, то его и нету. Что если промежность завешена тряпочкой, то зачем же в неё пальцем тыкать. Если сиськи закрыты пиксельной мозаикой, то и незачем облизывать сосок. Да и сами сиськи иметь незачем — всё равно же не видно.
При тщательно скопированной форме содержание остаётся незамеченным, выплеснутым из купели младенцем. При бездумном копировании случается именно так.

как настоящие
Самое важное во всей этой истории то, что бондажные нижние очень быстро ухватывают суть бондажа независимо от своих первоначальных ожиданий. Довольно сложно не отличить фальшивые ёлочные игрушки от настоящих, когда тебе их показывают. И довольно сложно довольствоваться фальшивками, когда тебе предлагают настоящее. Если, конечно, ты не производитель этих самых фальшивок.
Бондажный нижний может быть каким угодно: мужчиной или женщиной, красивым или некрасивым, толстым или худым, гибким или неповоротливым, умным или глупым, но всегда он — человек, ищущий переживаний от злоупотребления его беспомощностью. Это и именно это делает его бондажным нижним.
Если человек жалуется на подобные переживания — он кто угодно, но не бондажный нижний.
Если такой человек — профессиональная бондаж-модель, у меня возникают крайне серьёзные сомнения в его искренности.
Человек, сделавший своей профессией производство фейков, неискренность в области интимных взаимоотношений — … как его назвать?
Бондашлюха?

crossposted from bdsm-howto.ru

Поделись этим
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin

9 Responses

  1. Zenj

    Эх… Все ты говоришь верно — если говорить о бондажных Н

      • Zenj

        Бондаж, бондаж. Но они все-равно модели. Лишь модели.

        Точно так же фотомодель в стиле «ню» полагает, что фотограф не должен ее трахать.

        О том и речь, что нынешний бондаж-шибари оставил только внешнюю корочку, видимость, изображение практики вместо самой практики.

        Я бы даже сказал, имеет место модель бондажа и модель бондажной нижней, вместо собственно бондажа и бондажной нижней. Модель в смысле «нечто, реализующее лишь некоторые черты оригинала», «нечто упрощенное, по отношению к оригиналу».

        • Alek Zander

          ещё раз: они — бондаж-модели.
          бондаж — это не «ню», для которого достаточно попозировать голышом. бондаж — это вполне конкретная садомазо-практика со вполне конкретным практическим наполнением.
          участие в практике на голом «как будто» — фейк, а утверждение фейка нормой — вообще лютый пиздец.
          всё.

          NB. вот попомни: в самое ближайшее время нам расскажут как нужно пиздить человека кнутом чтобы не больно и без следов.

          • Zenj

            Ну что же поделать, если поп-шибари — именно фейк и есть.

            А что до кнута «небольно и без следов», я где-то год назад уже слышал на полном серьезе сказанное, что порка с разогревом — это единственный способ пороть без следов и сильной боли. Так что — уже.

  2. Tanja Hitler

    Меня больше всего умиляет в Горгоне, в каком глубоком шоке, по ее словам, она находилась в связи с произошедшим. Человек, называющий себя не иначе как «professional rope bottom», подумать не мог, что подобное может с ним приключиться. Настолько в шоке, что сняла с себя всякую ответственность за происходящее и теперь виноват ей кто-то другой.
    В чём ты профессионал, если ты не можешь уладить обычный рабочий вопрос, не устроив публичной истерики.

    • Alek Zander

      ну, собственно, о том и речь: играющие в бондаж люди страшно удивляются, когда бондаж вдруг с ними приключается всерьёз.
      «как это так — в ходе изображения того, как меня связали и трахнули меня вдруг связали и трахнули?!»

  3. Парадокс

    Есть смысл разграничить понятия. Есть нижние, а есть модели. Нижних интересует прежде всего кайф верхнего, а через него и собственный, и неважно, как он достигнут. Это если в общем. А для моделей всё — бизнес, они предоставляют своё тело и получают за это деньги. Те верхние, что попали в эпицентр скандалов, просто забыли, с кем имеют дело. Ну, а скандал — лучший двигатель пиара. Ещё Мадонна на заре своей карьеры говорила: «Мне плевать, что вы обо мне напишите, главное, пишите правильно имя».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.